Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

14

что случилось  сначала  и  что потом.

        Во всяком случае, сначала  раздался  выстрел.  Но  это  не  был  хорошо знакомый,  нестрашный  гулкий  выстрел  из  дробовика,    столь    частый    на виноградниках. Нет. Это был зловещий, ужасающий грохот трехлинейной винтовки казенного образца.

        Одновременно с этим на дороге показался конный стражник с  карабином  в руках.

        Он еще раз приложился, прицелился в глубину  виноградника,  но,  видно, раздумал стрелять. Он опустил  карабин  поперек  седла,  дал  лошади  шпоры, пригнулся  и  махнул  через  канаву  и  высокий  вал  прямо  в  виноградник. Пришлепнув фуражку, он помчался, ломая виноградные кусты, напрямик и  вскоре скрылся из глаз.

        Дилижанс продолжал ехать.

        Некоторое время вокруг было пусто.

        Вдруг позади, на валу виноградника, в одном  месте  закачалась  дереза. Кто-то спрыгнул в ров, потом выкарабкался из рва на дорогу.

        Быстрая человеческая фигура, скрытая в облаке  густой  пыли,  бросилась догонять дилижанс.

        Вероятно, кучер заметил ее сверху  раньше  всех.  Однако,  вместо  того чтобы затормозить, он, наоборот, встал на козлах  и  отчаянно  закрутил  над головой кнутом. Лошади пустились вскачь.

        Но неизвестный успел уже вскочить на подножку и, открыв заднюю  дверцу, заглянул в дилижанс.

        Он тяжело дышал, почти задыхался.

        Это был коренастый человек с молодым, бледным от испуга лицом и  карими не то веселыми, не то насмерть испуганными глазами.

        На его круглой, ежом стриженной большой голове неловко сидел  новенький люстриновый картузик  с  пуговкой,  вроде  тех,  какие  носят  мастеровые  в праздник. Но в то же  время  под  его  тесным  пиджаком  виднелась  вышитая, батрацкая рубаха, так что как будто он был вместе с тем и батраком.

        Однако толстые, гвардейского сукна штаны, бархатистые от пыли, уж никак не шли ни мастеровому, ни батраку. Одна штанина задралась  и  открыла  рыжее голенище грубого флотского сапога с двойным швом.

        "Матрос!" - мелькнула у  Пети  страшная  мысль,  и  тут  же  на  кулаке неизвестного, сжимавшего ручку двери,  к  ужасу  своему,  мальчик  явственно увидел голубой вытатуированный якорь.

        Между тем неизвестный, как видно, был смущен своим внезапным вторжением не менее самих пассажиров.

        Увидев  остолбеневшего  от  изумления  господина  в    пенсне    и    двух перепуганных детей, он беззвучно  зашевелил  губами,  как  бы  желая  не  то поздороваться, не то извиниться.

        Но, кроме кривой, застенчивой улыбки, у него ничего не вышло.

        Наконец он махнул рукой и уже собирался спрыгнуть с подножки обратно на дорогу, как вдруг впереди показался разъезд. Неизвестный осторожно  выглянул из-за кузова дилижанса, увидел в пыли солдат, быстро вскочил внутрь кареты и захлопнул за собой дверь.

        Он умоляющими глазами посмотрел на  пассажиров,  затем,  не  говоря  ни слова, стал на четвереньки, к ужасу Пети, полез под  скамейку,  прямо  туда, где были спрятаны коллекции.

        Мальчик  с  отчаянием  посмотрел  на  отца,  но  тот  сидел  совершенно неподвижно, с  бесстрастным  лицом,  немного  бледный,  решительно  выставив вперед бородку. Сцепив на животе руки, он крутил большими  пальцами  -  один вокруг другого.

        Весь  его  вид  говорил:  ничего  не  произошло,

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту