Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

10

камнем - легко поднимался вверх.

        Петя навалился грудью  на  борт  криницы  и  посмотрел  в  нее,  как  в подзорную трубу.

        Круглая шахта, выложенная булыжником, покрытая глухим  темно-коричневым бархатом плесени, уходила далеко вглубь. И там, в холодной темноте,  блестел маленький кружочек воды с фотографически четким отражением Петиной шляпы.

        Мальчик крикнул, и колодец,  как  глиняный  кувшин,  наполнился  гулким шумом.

        Бадейка очень далеко шла вниз, стала совсем маленькой, а все  никак  не могла дойти до воды. Наконец раздался далекий всплеск. Бадейка погрузилась в воду, захлебнулась и пошла вверх.

        Увесистые капли шлепались в воду. Они стреляли, как пистоны.

        Долго шла, поднимаясь, палка, натертая множеством рук, как стекло, пока наконец не появилась мокрая цепь.

        Журавель скрипнул в последний  раз.  Кучер  сильными  руками  подхватил пудовую бадейку и вылил в каменную колоду. Но, прежде чем вылить, напился из нее сам. После кучера напился и Петя. Именно в этом-то и заключалась главная прелесть водопоя.

        Мальчик окунул нос и подбородок в совершенно прозрачную, холодную,  как лед, воду. Бадейка изнутри обросла  зеленой  бородой  тины.  Что-то  жуткое, почти колдовское было в этой бадейке и в этой тине.  Что-то  очень  древнее, удельное,  лесное,  говорившее  детскому  воображению  о  водяной  мельнице, колдуне-мельнике, омуте и царевне-лягушке.

        От ледяной воды сразу стало ломить лоб. Но день был горяч. И Петя знал, что эта боль скоро пройдет.

        Петя очень хорошо знал также, что надобно ведер восемь  -  десять,  для того чтобы напоить лошадей. На это уйдет  по  меньшей  мере  полчаса.  Можно погулять.

        Мальчик осторожно пробрался через черную,  как  вакса,  грязь  водопоя, сплошь истыканную свиными копытцами. Затем пошел вдоль водостока, по  лужку, покрытому гусиным пухом.

        Водосток привел его к болотцу, сплошь заросшему высоким  лесом  камыша, осоки и сорняков.

        Здесь даже в самый яркий полдень  была  сумрачная  прохлада.  Множество одуряющих запахов резко ударило в нос.

        Особый, очень  острый  запах  осоки  смешивался  со  сладкой,  какой-то ореховой вонью болиголова, от которой действительно начинала болеть голова.

        Остролистые кустики  дурмана,  покрытые  черно-зелеными  коробочками  с мясистыми колючками и длинными, необыкновенно нежными и необыкновенно белыми вонючими цветами, росли рядом с пасленом, беленой и таинственной сон-травой.

        На  тропинке  сидела  большая  лягушка    с    закрытыми    глазами,    как заколдованная, и Петя изо всех сил старался на нее не смотреть, чтобы  вдруг не увидеть на ее голове маленькую золотую коронку.

        Вообще все казалось здесь заколдованным, как в сказочном лесу.

        Не  здесь  ли  бродила  где-нибудь  поблизости  худенькая  большеглазая Аленушка, безутешно оплакивая своего братика Иванушку?..

        И если бы вдруг из  чащи  выбежал  белый  барашек  и  замекал  детским, тоненьким голоском, то, вероятно, Петя лишился бы чувств от страха.

        Мальчик решил не думать о барашке. Но чем больше он старался не думать, тем больше думал. А чем больше думал, тем становилось ему страшнее одному  в черной зелени этого проклятого места.

        Он изо всех сил зажмурился, чтобы  не  закричать,  и 

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту