Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

6

вопль восторга и, ринувшись с  мели  в  глубину,  занялся своим любимым делом - стал нырять с открытыми глазами.

        Какое это было упоение!

        На глубине перед изумленно раскрытыми глазами  мальчика  возник  дивный мир подводного царства. Сквозь толщу воды, увеличенные,  как  в  лупу,  были явственно видны разноцветные камешки гравия. Они покрывали дно, как булыжная мостовая. Стебли подводных растений составляли  сказочный  лес,  пронизанный сверху мутно-зелеными лучами солнца, бледного, как месяц.

        Среди корней, рогами расставив  страшные  клешни,  проворно  пробирался боком большой старый краб. Он нес на своих  паучьих  ногах  дутую  коробочку спины, покрытую известковыми бородавками моллюсков.

        Петя ничуть его не испугался. Он хорошо знал,  как  надо  обращаться  с крабами. Их надо смело хватать двумя пальцами сверху за  спину.  Тогда  краб никак не сможет ущипнуть.

        Впрочем, краб не заинтересовал мальчика. Пусть себе ползет,  не  велика редкость. Весь пляж  был  усеян  сухими  клешнями  и  багровыми  скорлупками спинок.

        Гораздо интереснее казались морские коньки.

        Как раз небольшая их стайка  появилась  среди  водорослей.  С  точеными мордочками и грудками - ни  дать  ни  взять  шахматный  конь,  но  только  с хвостиком, закрученным вперед, - они плыли стоймя, прямо на Петю,  распустив перепончатые плавники крошечных подводных драконов.

        Как видно, они совсем не предполагали, что могут  в  такой  ранний  час наткнуться на охотника.

        Сердце мальчика забилось от радости. У него в коллекции был всего  один морской конек, и то какой-то сморщенный,  трухлявый.  А  эти  были  крупные, красивые, один в одного. Было бы безумием  пропустить  такой  исключительный случай.

        Петя вынырнул на поверхность, чтобы набрать побольше воздуха и поскорее начать охоту. Но вдруг он увидел на обрыве отца.

        Отец размахивал соломенной шляпой и что-то кричал.

        Обрыв был так высок и голос так гулко отдавался в обрыве, что  до  Пети долетело только раскатистое:

        - ... дяй-дяй-дяй-дяй!..

        Однако Петя  очень  хорошо  понял  значение  этого  "дяй-дяй-дяй".  Оно значило следующее:

        - Куда ты провалился, гадкий  мальчишка?  Я  тебя  ищу  по  всей  даче! Дилижанс ждет!.. Ты хочешь, чтобы мы из-за тебя опоздали на пароход?  Сейчас же вылезай из воды, негодяй!

        Голос отца вернул Петю к горькому чувству разлуки, с которым  он  встал сегодня. И мальчик закричал таким  отчаянно  громким  голосом,  что  у  него зазвенело в ушах:

        - Сейчас иду! Сейчас!

        А в обрыве отдалось раскатистое:

        "... айс-айс-айс!.. "

        Петя быстро надел костюм прямо на мокрое тело - что,  надо  признаться, было очень приятно - и стал взбираться наверх.

          3 В СТЕПИ

        Дилижанс уже стоял  на  дороге  против  ворот.  Кучер,  взобравшись  на колесо, привязывал к крыше складные парусиновые кровати уезжающих дачников и круглые корзины с синими баклажанами, которые, пользуясь случаем, отправляли из экономии в Аккерман.

        Маленький  Павлик,  одетый  по  случаю  путешествия  в  новый    голубой фартучек, в туго накрахмаленной пикейной шляпке,  похожей  на  формочку  для желе, стоял  в  предусмотрительном  отдалении  от  лошадей,  глубокомысленно изучая все подробности их упряжи.

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту