Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

103

сделала меня волшебником, в знак чего мое лицо и руки стали во тьме светиться. Я также дал понять, что те из мальчиков и девчонок, которые перейдут на мою сторону, могут рассчитывать, что со временем я их всех посвящу в тайны Елены Блаватской и они тоже обретут свойство светиться в темноте и даже, может быть, сделаются волшебниками.

        Я не скупился на обещания.

        Они поклялись мне в верности, подняв над головой два пальца в знак присяги.

       

        …До сих пор не могу понять, почему ни одному из них не пришла в голову простая мысль, что это вовсе не чудо, а обыкновенная химия. Знали же они, что существует на свете вещество фосфор, обладающее свойством светиться в темноте, наконец, видели же они светляков и море, фосфоресцирующее летом! И все же они поверили в волшебное свойство моего свечения и в то, что я знаю какуюто тайну Елены Блаватской.

        Их души жаждали необъяснимого…

        …Когда мы вылезли из темного подвала, то увидели на полянке Надьку ЗаряЗаряницкую, которая, прыгая на одной ноге, бросала в стенку мяч, ловко его ловила, затем несколько раз заставляла со звоном ударяться об землю, а потом опять бросала в старый ракушниковый брандмауер, изрезанный различными надписями и рисунками.

        Увидев меня, окруженного ее бывшими верноподданными, она нахмурилась, как разгневанная королева, ее золотистые прямые брови, всегда напоминавшие мне пшеничные колосья, сердито сошлись, и, с силой ударив мяч об землю, так что он подскочил вверх до второго этажа, крикнула:

        — Ко мне, моя верная дружина!

        — Она уже не твоя, а моя, — сказал я насмешливо, — только что они в подвале Фесенко дали мне вечную клятву верности и присягнули двумя пальцами.

        — Вы ему присягнули? — строго спросила Надька.

        — Присягнули, — ответили ее бывшие верноподданные.

        И тут же Надька узнала неприятную новость, что ко мне во сне являлась Елена Блаватская и открыла все свои тайны, в том числе и способность светиться в темноте.

        — Он вам врет, — сказала Надька.

        — А вот и не врет, потому что мы сами видели, как он светится.

        Я посмотрел на Надьку с нескрываемым торжеством и, сложив руки на груди крестом, оскорбительно захохотал ей в лицо.

        — Может быть, не веришь? — спросил я.

        — Не верю, — ответила она, — потому что ты известный брехунишка.

        — Клянусь! — гордо возразил я.

        — А чем докажешь? — спросила она.

        — Пойдем в подвал к Фесенкам, сама увидишь.

        — Будешь светиться? — подозрительно спросила Надька.

        — Буду светиться, — ответил я.

        — Пойдем!

        — Пойдем.

        Мы спустились в подвал, пошли ощупью по темному коридору, причем я хорошенько наслюнил себе пальцы, нос и уши и украдкой потер их кусочком фосфора.

        Я остановился, внезапно повернулся к Надьке светящимся лицом и поднял вверх растопыренные светящиеся пальцы.

        — Теперь ты убедилась? — спросил я.

        Надька стояла передо мной, потеряв от изумления дар речи.

       

        …я слышал в темноте, как бьется ее сердце…

       

        — Ты что, на самом деле волшебник? — наконец спросила она.

        — А то нет! — ответил я.

        Мы выбрались из подвала наверх, и я был поражен яркостью мира, синевшего, зеленевшего, желтевшего, сверкавшего вокруг нас так сильно, что даже стало больно глазам.

        Надька стояла

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту