Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

48

и для опыта он не годится. Надо достать настоящий, химически чистый цинк, без примесей. Такого рода цинк в виде крупных зерен можно было купить в аптеке, хотя и не во всякой, а вернее всего, в аптекарском магазине или москательной лавке, причем оказалось, что этот самый зернистый, чистый цинк стоит копеек двадцать небольшой пакетик. Денег же у меня совсем не было. А еще предстояло купить колбу, стеклянную воронку, резиновую трубочку, чтобы пропустить полученный газ через воду, а также — и это самое существенное — приобрести кислоту, которую в аптеке отпускали только по рецептам и то исключительно совершеннолетним, а несовершеннолетним вообще ни за какие деньги не отпускали.

        …Вот когда я горько пожалел, что еще не достиг совершеннолетия!

       

        Обрезки оцинкованного железа, наваленные под кроватью, вызывали брезгливые улыбки тети, действующие на меня гораздо сильнее, чем любой выговор и даже более серьезные меры.

        Смирив гордость, я подошел к тете и заискивающим голосом попросил пятьдесят копеек.

        Сумма была огромная.

        Но тетя не удивилась, а только спросила подозрительно:

        — Зачем?

        — Мне очень, очень нужно, тетечка, — лживоласковым голосом сказал я. — Пока это секрет. Потом вы сами узнаете. Честное благородное слово!

        — Нет, прежде чем я не узнаю зачем — не дам. Даже не проси.

        — Ну, тетечка, — захныкал я, применяя последнее средство убеждения, в общемто доброй и мягкосердечной тети.

        Но на этот раз она была непоколебима.

        — Зачем? — ледяным голосом повторила она.

        — На двугорлую колбу и… и… и на эту… кислоту, — выдавил я из себя.

        — Кислота! — в ужасе воскликнула тетя. — Ты просто сошел с ума.

        — Ну, тетечка! — взмолился я. — Мне очень необходимо и полезно.

        — Полезно? — саркастически переспросила тетя.

        — Да, в научном смысле, — подтвердил я, — для одного физического опыта.

        Тетя побледнела.

        — Не хватает нам в квартире еще физических опытов с кислотой! — сказала она. — Ни под каким видом. Я тебе это категорически запрещаю. Ты слышишь? Категорически. — И она удалилась, зашумев юбкой.

        …Ну, скажите сами, что оставалось мне делать?

       

        Оставалась одна надежда на географический атлас Петри. Это был отличный, очень толстый сборник географических карт всех стран, морей и океанов земного шара в твердом черном коленкоровом переплете с металлическими наугольничками по краям, который стоил в книжном магазине два с полтиной — сумма астрономическая. Не все родители могли приобрести такое учебное пособие своим детям; в сущности, и моему папе было это не по карману; но папа всегда мечтал сделать из меня образованного человека, чего бы это ни стоило; он поднатужился, сократил некоторые свои расходы и купил мне атлас Петри, умоляя беречь эту книгу как зеницу ока для того, чтобы она могла с течением времени перейти Женьке, а от Женьки в будущем Женькиным детям и даже внукам: пусть они все будут высокообразованными, интеллигентными людьми.

        Так вот, теперь у меня оставалась одна надежда на атлас Петри. Его можно было в любой момент и без особого труда загнать в магазин подержанных учебников и получить на руки верных полтора рубля, в крайнем случае рубль тридцать.

        Я понимал, что делаю подлость, но во мне уже разбушевались

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту