Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары

10

навстречу мчатся сани с бубенчиками.

       

        Звенит, звенит, звенит…

       

        «Сквозь сон вижу милое лицо, милые движения, милый голос. Однако утомительно.

        – Ямщик, скоро доедем?

        – Скоро.

        – Сколько осталось?

        – Верстов семь. Ветер, ветер…

        – Сколько?

        – Верстов семь с гаком».

       

        Оказывается, у них «с гаком» – это еще почти столько же или даже больше.

       

        «Ветер мешает говорить. Губы еле открываются, как резиновые. Едем, едем. Думается, думается… Глаза сами собой закрываются. С трудом подымаешь веки, а вокруг все то же: бегущая назад дорога, ели, халупы, колокольчик. Словно только теперь его услышал. Да звенел ли он, когда я мечтал, когда дремал? Может быть, звенел, а может быть, и не звенел».

       

        Помнится, изрядно укатала меня русская зимняя дорога, волнистый санный путь.

       

        «Наконец приезжаем в селение Лебедев, где стоит бригада. На въезде почемуто стоит высокий шест с желтым флагом: Едем по улице и останавливаемся перед бревенчатой избой, обставленной вокруг срубленными елочками то ли для маскировки, то ли по случаю святок.

        – Ну слава богу, – говорит поручик, – наконец приехали.

        Следом за ним я вношу свой чемодан в сени, а оттуда в большую светлую комнату. Посередине длинный стол, покрытый клеенкой. Три походные кровати с офицерскими вещами на них. На стене часы. Почемуто это меня поражает: на фронте – и стенные часы! Уютно. Хорошо. Никого из офицеров нет. Мы пьем с поручиком чай, и я, встав по уставу «смирно», говорю:

        – Разрешите, господин поручик, пойти представиться бригадному командиру?

        – Пожалуйста, – с облегчением говорит поручик и кричит в сени: – Эй, кто там! Проводите господина вольноопределяющегося в управление бригады!

        Я надеваю перчатки, папаху и выхожу следом за денщиком на улицу, где уже совсем темно и на небе звезды. Сугробы. Крепкий мороз. Елки. Все какоето странное, незнакомое. Денщик показывает мне, куда идти: прямо, потом направо, потом чутьчуть в сторону. Ни черта не понятно. Но денщик уже исчез в темноте. Иду наугад, вязну в сугробах. Вырастает силуэт солдата.

        – Скажите, пожалуйста, как мне пройти в управление бригады?

        – А черт его знает. Може, гдесь коло костела. Пошукайте. – И тут же исчезает во тьме морозной ночи.

        Иду, вязну в снегу, снег набивается за голенища сапог. Наконец на фоне звездного неба, вырисовывается костел. Попадаю в какуюто канцелярию, где получаю от писарей, при свете керосиновой лампы играющих в дамки, точные сведения, как найти управление бригады. И вот – большая бревенчатая изба. У крыльца, как и всюду здесь, воткнутые в сугробы срубленные елочки маскировки. Стоит тройка. На облучке ямщик.

        – Квартира командира бригады где?

        – Должно, здесь. Я сам тута впервой.

        Смело вбегаю на крыльцо, распахиваю дверь и попадаю в темные сени. Две двери. Одна направо. Другая прямо. Дверь, которая прямо, неплотно прикрыта, и ярко светится широкая щель.

        Эх, чем черт не шутит!

        Заламываю папаху и стучу в дверь, одновременно примечаю видную сквозь щель часть комнаты: большой стол, керосиновая лампа и стриженый затылок седоватосеребряной круглой

 

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту