Катаев Валентин Петрович
(1897—1986)
Проза
Биографии и мемуары
Главная arrow Емельян Черноземный

Емельян Черноземный

      ««ОДЕССКАЯ ПЛЕЯДА. Сатирические произведения 20х – 30х годов»»: издательство художественной дитературы «Дніпро»; Киев; 1990
     
Аннотация
     
     В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.
     
Валентин Катаев
Емельян Черноземный
     
     Хлопотливый день Емельяна Черноземного начался, как говорится, с первыми лучами восходящего солнца. Чтото около десяти часов утра. Именно в это время Емельян Черноземный эластично выполз изпод голубого стеганого одеяла на свет божий и начал действовать.
     Прежде всего он принял холодный душ. После душа минут десять занимался гимнастическими упражнениями по системе Мюллера. Потом не без аппетита выпил стакан какао, съел французскую булку с маслом, с наслаждением закурил толстую папиросу «Герцеговина флор» и, наконец, свежий и бодрый, присел к изящному письменному столу и до двенадцати часов резво сочинял стихи.
     Покончив со стихами, Емельян Черноземный деловито вытащил изпод никелированной кровати с пружинным матрацем зловещие штаны и мрачную толстовку, попрыскал их немного чернилами и брезгливо стал одеваться.
     Одевшись, Емельян Черноземный долго, сосредоточенно терся головой о стенку, пока его прическа не приобрела соответствующий вид. Затем сунул в карманы бутылку водки, три метра веревки, кусок душистого мыла, большой гвоздь и, хорошенько измазав руки в печной саже, отправился по делам.
     Первый его визит был к профессору Доадамову.
     – Здорово, товарищ Доадамов! – сказал Емельян Черноземный бесшабашным голосом, входя в кабинет профессора.
     – Здравствуйте, товарищ… Чем могу?… – пробормотал Доадамов, близоруко топчась возле Черноземного.
     – Не признали, что ли?… Эх, ты, а еще ученый человек называешься, очки носишь! Черноземный я. Емельян. Крестьянин, значит. Безлошадный. Тятька мой поди еще во время империалистической бойни без вести пропал. А я, значит, нонеча у тебя наукам разным обучаюсь. Во как!…
     – Студент?
     – Оно действительно, ежели поученому говорить, то в полном виде студент. От сохи, значит.
     – Aгa! Садитесь, товарищ! Чем могу?
     – Спасибо! Мы и постоять можем. Чай, не лаптем щи хлебаем. Мы люди темные, вы люди ученые. Много благодарны.
     Профессор Доадамов слегка поморщился:
     – Ну что вы, право, такое говорите, товарищ? Садитесь, прошу вас, без церемоний и расскажите, в чем дело…
     Емельян Черноземный нерешительно переступил с ноги на ногу и вытер нос рукавом.
     – Зачетишко бы мне, товарищ профессор! Потому – трудно нашему брату безлошадному без зачетов приходится.
     Емельян Черноземный вытащил изза пазухи зачетную книжку и протянул профессору:
     – Вот туточка пиши. Осередь ефтой вот клетушечки.
     – Помилуйте, товарищ, – удивился профессор Доадамов, – как же это я так вдруг возьму да и поставлю вам зачет? Приходите в среду в общем порядке, тогда…
     – Приходил уж. Чего там! Погнали вы меня. «В другой раз, сказали, приходи…»
     – Тем более.
     – Напиши, барин, зачет, – тускло заметил Черноземный.
     – Не могу, товарищ!
     – Не можешь? – печально переспросил Емельян Черноземный.
     – Не могу, – подтвердил профессор Доадамов.
     – Тады во, гляди, барин, чего я чичас над собой изделаю. Пущай, пропадай аржаная моя головушка! Ииэхх!
     С этими словами Емельян Черноземный не торопясь влез на стул и забил в стену профессорским микроскопом большой гвоздь.
     – Что вы хотите сделать?! – воскликнул профессор, содрогаясь.
     – Уж изделаю, – зловеще сказал Емельян Черноземный, привязывая к гвоздю петлю и быстро ее намыливая. – Не жить мне, товарищ барин, без зачета! Оно, конечно, может которым городским ты и поставишь зачет. Может, у которых городских полные книжки зачетов. Нешто за городскими угоняешься? Деревенские мы. Темные. От сохи, значит. Иих! Конечно… Может, я три дня не емши! Может, мне некуда головушку свою приклонить, может, я под мостами ночую да на березовой коре бином Ньютона щепочкой выковыриваю? Эх, сглодал меня, парня, город! Не увижу родного месяца! Распахну я пошире ворот, чтоб способнее было повеситься!
     Емельян Черноземный опытным жестом накинул на шею веревку и, рыдая, продолжал:
     – Был я буйный, веселый парень… Золотая была голова… А теперь пропадаю, барин, потому – засосала Москва. Ииэхх!… Пропадет, барин, самородок!…
     – Вы не сделаете этого! – воскликнул профессор, обливаясь холодным потом.
     – Изделаю, – тихо сказал Черноземный, осторожно раскачивая ногами стул.
     – Давайте зачетную книжку! – прохрипел профессор Доадамов.
     
     Следующий визит Емельяна Черноземного был в редакцию толстого журнала «Красный кирпич».
     Раздвинув богатырскими плечами кучу бледнозеленых молодых людей, Емельян Черноземный бодро вошел в кабинет редактора и остановился перед столом.
     – Чем могу? – спросил бритый редактор.
     – Демьяна Бедного знаешь? – коротко спросил Емельян.
     – Знаю, – нерешительно сознался редактор, высовывая голову из вороха непринятых рукописей.
     – Максима Горького знаешь?
     – Знаю.
     – Емельяна Черноземного?
     – Зн… То есть нне знаю…
     – Не знаешь? Так сейчас узнаешь!
     Емельян Черноземный высморкался в толстовку и быстро вынул изза пазухи рукопись.
     – Коли не знаешь, тады слухай: Эх, сглодал меня, парня, город, Не увижу родного месяца, Распахну я пошире ворот,
     Чтоб способнее было повеситься!
     – Приходите через две недели, – сказал редактор устало. – Впрочем, стихи, вероятно, не подойдут…
     Емельян Черноземный поставил перед собой бутылку водки и тяжело вздохнул.
     – Не подойдут? Тады буду пить, покедова не подохну. Иэх! Оно, конешно, может, которые городские парни завсегда свои стихи печатают. Нешто за городскими угоняешься? А мы что?! Мы ничего! Мы люди темные, необразованные. От сохи, значит, от бороны. Был я буйный, веселый парень… Золотая моя голова… А теперь пропадаю, барин, потому – засосала Москва… Под мостами, может, ночую… На бересте, может, гвоздиком рифмы царапаю… Ииэхх!
     С этими словами Емельян Черноземный быстро забил в стенку редакторским прессбюваром гвоздь, привязал веревку и сунул свою голову в петлю.
     – Остановитесь! – закричал редактор.
     – Руп за строчку, – тускло возразил Емельян Черноземный. – И чичас чтоб!
     – Берите! – прохрипел редактор. – Принимаю. Контора открыта до двух. Не опоздайте…
     Следующий визит Емельяна Черноземного был к Верочке Зямкиной.
     – Здорово, девка! – сказал Емельян Черноземный, входя в комнату. – Придешь ко мне, что ли ча, ночью на сеновал, Сретенка, Малый Желтокозловский переулок, дом восемь, квартира четырнадцать, звонить четыре раза, спросить товарища Мишу Тарабукина (а Емельян Черноземный – ефто мой литературный ксюндоминт)? Али не придешь?
     – Вот еще! Какие слова говорите, товарищ! – вспыхнула Верочка Зямкина, роняя «Физику» Краевича на пол. – Мне даже очень странно слышать это, тем более что сегодня вечером мы условились с Васей Волосатовым идти на «Человека из ресторана», так что всякий посторонний сеновал решительно отпадает…
     – Так не придешь?
     – Не собираюсь…
     – Не собираешься? Тады так! Оно конешно. Может, у меня папенька в империалистическую бойню без вести пропал, может, я три дня не жрамши, может, я грызу гранит и под мостами ночую, может, я гвоздиком на березовой коре твое имечкоотчество выковыриваю по ночам, по ночам! Может, конешно, с которыми городскими ты по всяким киятрам желаешь шляться, а который от сохи, с тем не желаешь. Ииэхх! Эх, сглодал меня, парня, город, не увижу родного месяца, распахну я пошире ворот, чтоб способнее было повеситься!…
     С этими словами Емельян Черноземный вбил в стенку Краевичем гвоздь и хлопотливо сунул голову в петлю.
     – Приду! – хрипло закричала Верочка Зямкина, бросаясь к Емельяну Черноземному.
     – Тото! Не позже девяти чтоб! Прощай, девка!…
     Обделав еще коекакие делишки, Емельян Черноземный вернулся домой, плотно пообедал, принял ванну с сосновым экстрактом, надел полосатые брюки, желтые полуботинки, синий элегантный пиджак, повязал небрежно бабочкой веснушчатый галстук, смазал фиксатуаром голову и, развалившись в соломенном кресле, закурил ароматную папиросу.
     В двери раздался стук.
     – Войдите! – небрежно бросил Емельян Черноземный, сбрасывая мизинцем пепел в изящную пепельницу.
     Дверь растворилась, и в комнату вошел Вася Волосатов.
     – Чем могу?… – бледно поинтересовался Емельян Черноземный.
     – А нука, показывай свой сеновал, сволочь! – ласково сказал Вася Волосатов.
     – Я вас не вполне понимаю, товарищ, – мягко прошептал Емельян.
     – Зато я тебя, суккин сын, очень хорошо понимаю. Показывай сеновал! Показывай мост, под которым ты ночуешь, гадина! Показывай своего папаньку, который пропал без вести во время империалистической бойни! Показывай, наконец, черт тебя раздери, бересту, на которой ты, смотря по обстоятельствам, царапаешь то стишки, то бином Ньютона, то имя и фамилию любимой женщины! Все показывай, чертов кот!
     Емельян Черноземный быстро заморгал глазами и неуверенно пробормотал:
     – И… иэхх!… Сглодал меня, парня, город… Не увижу родного месяца!… Товоэтого… распахну я пошире ворот, чтобы это самое… способнее было повеситься!…
     С этими словами Емельян Черноземный привычным движением вбил в стенку гвоздь, сунул голову в петлю и нерешительно посмотрел на мрачного Васю.
     – Вешайся! – сказал Вася сухо.
     – И повесюсь, очень даже просто, – криво улыбаясь, пролепетал Емельян Черноземный. – Только за подстрекательство к самоубийству по головке тебя не тово… имей в виду… А я повесюсь…
     – Валяй!
     – Вот только напоследок напьюсь водки и повесюсь… Как бог свят…
     – Валяй пей водку. Хоть две бутылки! Чтоб ты сдох!!
     – Очень мне неприятно слышать такие вещи от близкого приятеля, – обидчиво заметил Емельян. – Вместо того чтобы пожалеть темного, безлошадного человека…
     – Пей водку, стерррва! – прорычал Вася Волосатов. Емельян Черноземный дрожащими руками поднес ко
     рту горлышко бутылки, и щеки его покрылись бледной зеленью отвращения.
     – Пей, свинья!
     – Нне могу… Душу воротит! – прошептал Емельян. – Запаха ее, подлой, не выношу! – И опустился перед Васей Волосатовым на колени.
     – Будешь?! – загрохотал Вася, багровея.
     – Не буду больше, – обливаясь слезами, проговорил Емельян Черноземный. – Чтоб мне не сойти с этого места, не буду…
     – Чего не будешь?
     – Ничего не буду… Врать не буду… Вешаться не буду… Упадочником не буду. Чужих девочек на сеновал звать не буду. Про папаньку пули отливать не буду… И про мост… тоже… не буду!…
     – Тото же, сволочь! Имей в виду. И чтоб больше нини!…
     – Нини! – подтвердил Емельян Черноземный и глухо зарыдал.
     Слезы его ручьем текли по «сеновалу».


Читать:
Данная категория не содержит объектов.

Фотогалерея

Kataev photo 12
Kataev photo 11
Kataev photo 10
Kataev photo 9
Kataev photo 7

Статьи








Читать также


Поиск по книгам:



Рассказы, фельетоны
Голосование
Рейтинг произведений Валентина Катаева.


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту